дайвинг, плавание с аквалангом, подводное плавание, дайвер
любительское подводное плавание с аквалангом дайвинг - погружение водолаза подводное плавание дайвер, ныряльщик водолазный костюм Жак-Ив Кусто  
дайвинг

Декомпрессионная болезнь

CO2 и дайвинг
Декомпрессионная болезнь
Как дефект межпредсердной перегородки влияет на дайверов?
Закессонили? - Ну, и что теперь?
Избавьте ваши уши от боли
Лучшая диета для дайверов
Прочь азотный кошмар - используйте гелий
Чтобы не болела спина

Декомпрессионная болезнь (ДБ) - самая частая специфическая патология у людей, находящихся в условиях изменяющегося давления газовой среды. Несмотря на совершенствование режимов декомпрессии, разработку других профилактических мероприятий, заболевание острой ДБ случается в среднем в трех случаях из ста погружений. Характерными особенностями ДБ, в отличие от других водолазных болезней, является возможность его развития при точном исполнении правильно выбранного режима декомпрессии, а также формирование хронической формы. Более 90% случаев острой ДБ составляют заболевания легкой степени тяжести.

Исследования последних лет показали, что практически каждое погружение приводит к появлению в тканях и кровотоке газовых пузырьков. Чем больше такое бессимптомное газообразование (его интенсивность определяют с помощью ультразвукового исследования), тем более значимыми для организма будут негативные последствия, развивающиеся непосредственно после погружения (острая ДБ) или в отдаленном периоде при систематических спусках под воду (хроническая ДБ). Интенсивность декомпрессионного газообразования зависит, при прочих равных условиях, от индивидуальной устойчивости человека к декомпрессионной болезни.

Историческая справка. В 1819 году англичанин Зибе изобрел водолазный скафандр (рубаха и шлем были отдельно друг от друга), а в 1837 году объединил их. В 1839 году француз Триже предложил кессон (ящик) для строительства опор мостов. С этого времени люди смогли относительно долго находиться в условиях повышенного давления, а следовательно их ткани в значительной степени насыщались индифферентным газом (азотом). Сразу после этих изобретений до 50% водолазов и чуть меньше кессонных рабочих умирали от ДБ (тогда ее так не называли). Наиболее часто использовался термин 'водолазная болезнь' после выхода на поверхность. Справедливости ради отметим, что еще до XIX века у японских ныряльщиц ама отмечалось заболевание таравана (с 30 лет шаткость походки, тремор рук, нарушение памяти), которое связывают с гипоксией и образованием газовых пузырьков в центральной нервной системе при систематических ныряньях.

Первое систематическое описание декомпрессионной болезни сделали в 1854 году французские врачи Поль и Ваттель. Они ввели термин 'кессонная болезнь', выдвинули тезис 'о расплате после выхода из-под давления', определили, что опасность заболевания пропорциональна величине давления (глубине) и скорости его снижения. Из неверной теоретической посылки (теория 'механической конгестии': перераспределение крови от периферии к центру при увеличении давления и, следовательно, застой во внутренних органах, а при разряжении наоборот), сделали правильные выводы: - необходима медленная декомпрессия (подъем на поверхность); - надо помещать заболевших под повышенное давление с последующей медленной декомпрессией (прообраз лечебной рекомпрессии). В 1872 году Денейруз отметил, что ' : люди не умирают в воде, а сразу после выхода жалуются на неприятные ощущения в области сердца, ложатся на палубу баржи и через несколько часов умирают'.

В 1978 году Поль Бер (его по праву называют 'отцом' декомпрессионной болезни) издал монографию 'Барометрическое давление', где обобщил все случаи описания ДБ, обосновал газовую или десатурационную теорию. Хотя, строго говоря, еще в 1660 году Роберт Бойль создал компрессионные устройства и в условиях разряжения и повышенного давления в прозрачных средах глаз змеи обнаружил газовые пузырьки. В 1661 году доложил результаты опытов Английскому королевскому обществу, но был отвергнут. Такова судьба людей, которые на 200 лет опередили свое время. Поль Бер провел опыты на различных животных (птицы, рыбы, млекопитающие, грызуны) и выявил, что чем меньше масса тела (размер) животного, тем оно более устойчиво к ДБ. Это было одно из первых сообщений о различной межвидовой устойчивости к этому коварному заболеванию. Он также с помощью газоулавливателя собирал газовые пузырьки и определил, что вместе с азотом в них входит О2 и СО2 . Кроме этого, он первый обнаружил бессимптомное газообразование у собак (газовые пузырьки есть, а симптомов ДБ нет). Суть теории Поля Бера: - при повышении давления происходит растворение газа; - при снижении давления происходит пересыщение индифферентного газа в тканях; - пересыщение приводит к образованию газовых пузырьков; - при погружении на 30 м декомпрессия должна быть не менее 30 мин (предложил равномерную декомпрессию, в связи с тем, что остановки делал одинаковыми, как ступеньки лестницы, и особого эффекта не увидел). Основные положения этой теории верны и сейчас, она общепринята.

До Поля Бера были токсемическая, ревматическая, нейрогенная и другие теории развития ДБ. Но и после работ П.Бера были попытки объяснить развитие ДБ не пересыщением и образованием газовых пузырьков, а, например, гемагглютинацией, склеиванием эритроцитов, о чем заявили американские исследователи Свингли и Энд в 1937 году. Да, это явление имеет место при ДБ, но оно следствие образования газовых пузырьков, т. е. вторично.

Почему ученые до сих пор продолжают искать объяснение нарушениям, возникающим при снижении давления, и иногда пытаются пересмотреть десатурационную теорию П.Бера? Это связано с коварством ДБ и тайнами ее окружающими. Например, описаны случаи, когда человек с тяжелой спинальной формой острой ДБ (парезы и параличи) выздоравливал практически без лечения, а бывает, что правильно проведенная лечебная рекомпрессия не дает эффекта. Или ситуация, когда несколько человек одновременно совершают имитационное погружение в условиях барокамеры и при возвращении к атмосферному давлению часть из них заболевает, а другие не испытывают никакого дискомфорта. Только сейчас у нас появилась возможность достаточно объективно разделять людей по устойчивости к ДБ (в ситуации с погружением в барокамере, скорее всего, дело в различной устойчивости). Но чтобы разработать и доказать эффективность методики ультразвуковой локации в гипербарической медицине потребовалось много лет серьезных исследований, которые в начале семидесятых годов прошлого столетия начали в СССР (прежде всего Л.К.Волков и его ученики) и США. Следовательно, чтобы разгадать одну из загадок ДБ потребовалось около 30 лет.

Всегда существует соблазн быстро решить какую-нибудь проблему (за 500 дней стать развитой страной; принять супертаблетку и вылечить все болезни; употребить упаковку 'натурального' препарата и стать без усилий стройным, а заодно еще и вечно молодым; а уж если попить утреннюю мочу, то : Этот список можно продолжить. Уверен, что наши читатели знают о похожих ситуациях из средств массовой информации, да и в жизни многие встречались с колдунами, пророками, целителями разных цветов. Так и в науке, где путь достижения истины тернист и долог, иногда кажется, что все проблемы можно решить какой-нибудь революционной теорией. Чаще всего, к сожалению, на поверку такое решение оказывается несостоятельным. Наверное, поэтому, и в дальнейшем, мы будем узнавать о новых методах лечения ДБ, переворачивающих существующие представления о ней. Показательно высказывание известного спецфизиолога Г.В.Хемплмана по поводу отсутствия адекватных и безопасных режимов декомпрессии: '... при создании режимов декомпрессии исследователи вынуждены прибегнуть к догадкам, основанным на уровне своих знаний. Отметим, что практика таких догадок распространена до настоящего времени, потому что, еще никто не знает какая ткань или группа тканей ответственны за появление болевого симптома в суставах.' Таким образом, по крайней мере, на данный момент, газовая (десатурационная) теория декомпрессионной болезни наиболее объективно отражает существо процессов, происходящих в организме при действии на него изменяющегося давления газовой среды.

А практический вывод из этого пространного отступления такой: чтобы избежать ДБ, а значит сохранить здоровье, при погружении дайвер должен максимально учесть все факторы, действующие на организм под водой. Он должен быть отдохнувшим, иметь хорошее самочувствие, должен знать свою устойчивость (а если она низкая, то пройти курс ее повышения), лично проверить снаряжение, уточнить особенности предстоящего погружения, продумать выбор режима декомпрессии, точно соблюдать режим декомпрессии под водой, узнать, где есть барокамера на случай развития заболевания, после выхода на поверхность избегать тяжелой физической нагрузки, не принимать алкоголь, не курить и т.д. При выполнении всех этих мероприятий вероятность заболевания будет минимальной. А если надеяться только на декомпрессиметр, особенно если не очень понимаешь, почему он показывает то или иное значение, то возможна беда. Ведь погружение отдохнувшего человека и проведшего бессонную ночь (да еще злоупотреблявшего чем-нибудь) по одному и тому же режиму заканчивается, как правило, с разным результатом.

Кто болеет декомпрессионной болезнью? Млекопитающие подвержены ДБ, но в основном, в искусственных условиях. Собственно говоря, основная масса опытов по исследованию причины, особенностей развития, различных методов лечения и профилактики ДБ выполнена на них (мыши, крысы, морские свинки, коты, собаки, свиньи, козы). Птицы не болеют ДБ в естественных условиях потому, что разряжения, которое имеет место при высотных полетах, не хватает для создания значимого пересыщения в тканях. Этому способствует и малая масса тела птиц, а также то, что поднимаются птицы на высоту постепенно, соблюдая своеобразный режим декомпрессии. Рыбы при жаберном дыхании не получают дополнительного азота, так как в воде, находящейся под атмосферным давлением, не растворено дополнительное количество индифферентного газа. Кашалоты, дельфины, киты не болеют в естественной среде, хотя условия для этого есть. Вдох эти морские гиганты делают на поверхности, и погружается под воду. С увеличением общего давления (а погружаются они до глубин 1500 метров) повышается парциальное давление азота (в воздухе его содержится около 80%). Так как кашалот может достаточно долго находиться под водой, его ткани могли бы насытиться дополнительным количеством азота. Однако из-за особенностей газообмена на глубине (большое количество миоглобина; широкая, короткая трахея), видимо, значительного насыщения не происходит. Да, и всплывают эти животные постепенно. Не исключено, что исследование особенностей погружения и всплытия морских млекопитающих прольет свет на загадки декомпрессионных режимов. Ведь если всплытие происходит по режимам, то эти режимы 'разработаны' самой природой.

При каких условиях могут заболеть декомпрессионной болезнью люди. Космонавты, летчики и пассажиры самолетов при резкой разгерметизации кабины и салонов, начиная с высоты 3500 м, водолазы и акванавты при всплытии с глубины. Так, при 6-часовой экспозиции на глубине 7-8 м и быстром всплытии - заболевают 5% испытуемых (они то и являются неустойчивыми к ДБ); с 16 м - 50% испытуемых; с глубины 24 м - 100%. Наиболее часто ДБ встречается при использовании вентилируемого и глубоководного снаряжения. Кессонные рабочие (высокая влажность, тяжелый физический труд, много вредных газообразных примесей, длительные смены) часто заболевают после декомпрессии из-под давления 1,7-1,8 атм. (7-8 м). Подводники при самостоятельном спасении (выход по буйрепу или свободное всплытие) из затонувшей подводной лодки. Пациенты и медицинский персонал многоместных барокамер и барооперационных, так как давление в них поднимается воздухом, содержащим азот.

Аквалангисты-любители (дайверы) в современном снаряжении имеют возможность длительно находиться на относительно больших глубинах. Собственно говоря, резкое повышение заболеваемости острой ДБ, имеющее место в связи с развитием дайвинга (можно говорить об эпидемии, хотя обычно этот термин используют для характеристики инфекционного процесса) и возродило, утерянный было, научный и медицинский интерес к декомпрессионной болезни (в девяностые годы прошлого столетия в стране резко сократилось количество погружений водолазов-профессионалов, а кессонные работы практически прекратились). При этом для дайвинга характерен не только рост острой ДБ (к сожалению, статистики заболеваемости дайверов практически не ведется), но и перераспределение заболеваемости в сторону увеличения тяжелых форм. Связано это с тем, что аквалангисты-любители совершают значительно больше ошибок при проведении спусков, погружаются по несколько раз в сутки, плавают на разных глубинах, (все это усложняет выбор оптимального режима декомпрессии), иногда неудовлетворительно подготовлены по вопросам гипербарической физиологии и медицине (в связи с этим часто слишком легко относятся к возникновению того или иного заболевания), часто используют авиационный транспорт через короткое время после погружения.

Типичный случай декомпрессионной болезни: аквалангист-любитель В., 48 лет, обратился за медицинской помощью с жалобами на боли в левом плечевом и тазобедренном суставах, на нарушение чувствительности на коже лица, усталость, 'тяжесть' в области сердца, особенно при физической нагрузке.

Накануне в течение недели совершал подводные спуски в акваланге. Со слов пострадавшего, он погружался на глубины 20-60 метров с экспозицией 20-25 минут 5-6 раз в сутки (иногда были симптомы 'азотного наркоза', всплывал с нарушениями режима декомпрессии). Использовал акваланг с баллоном емкостью 10 л и рабочим давлением 200 атм. Из приборов контроля имел глубиномер и декомпрессиметр (водолазный компьютер), однако последним практически не пользовался (не обращал внимания или отключал при возникновении сигнала тревоги в ответ на неадекватную декомпрессию). Спускам часто предшествовал прием алкоголя. Подъем на поверхность осуществлял по 'самочувствию', которое за весь период спусков не изменялось (после погружения также принимал алкоголь).

Через 15 часов после последнего погружения на самолете возвратился в Санкт-Петербург. В период рейса почувствовал себя 'неважно' (дискомфорт, слабость). В дальнейшем самочувствие ухудшилось. Появились боли в левом плечевом и тазобедренном суставах, 'неловкость' в суставе большого пальца левой кисти, а также нарушение чувствительности на коже лица слева. Кроме этого пациент предъявлял жалобы на неприятные ощущения в области сердца, усиливающиеся при легкой физической нагрузке. Обратился за помощью в медицинское учреждение, где прошел сеанс гипербарической оксигенации. После сеанса состояние улучшилось: практически прошли боли в суставах, парестезия на коже лица и неприятные ощущения в области сердца. Однако на следующие сутки состояние вновь ухудшилось.

Через 6 (!) суток после последнего погружения обследован врачом-спецфизиологом. Поставлен диагноз: декомпрессионная болезнь средней степени тяжести.

Проведена лечебная рекомпрессия. Через 50 минут нахождения под давлением 8 атм. боли в суставах значительно уменьшились, а через 90 минут прошли. После выхода из барокамеры жалоб не предъявлял. При ультразвуковой локации (допплерографии) венозного кровотока в течение 2 часов декомпрессионное газообразование в покое и при физической нагрузке не определялось. При контрольном осмотре через трое суток состояние удовлетворительное, жалоб нет.

Пациенту назначена программа медицинской реабилитации. Цель реабилитации состояла в закреплении клинического эффекта, достигнутого лечебной рекомпрессией и в повышении резервных возможностей организма. Индивидуальная программа реабилитации состояла из комплекса методов фармакологического, физического и психофизиологического воздействия на организм.

Таким образом, нарушения режимов декомпрессии, последующий полет на самолете, неоправданная отсрочка лечебной рекомпрессии и замена ее оксигенобаротерапией привели к ярко выраженным клиническим проявлениям декомпрессионной болезни.

Причина декомпрессионной болезни. При неадекватно быстром снижении давления в тканях организма появляется пересыщение (парциальное давление азота в тканях становится больше общего давления), которое приводит к образованию газовых пузырьков. Считается, что для их образования необходимо пересыщение более 40 кПа. Такое, в общем-то, небольшое, пересыщение является критическим с точки зрения образования газовых пузырьков потому, что в живом организме есть условия, способствующие газообразованию. К ним относятся: турбулентный ток крови в местах ответвления сосудов и при наличии на стенках атеросклеротических бляшек, локальные участки пониженного давления, много гидрофобных (водоотталкивающих) поверхностей (поэтому в водолазы не берут людей с множественными рубцами) и так называемые 'газовые зародыши'. Теория 'газовых зародышей' гласит, что в организме имеются микропустоты, в которые при пересыщении устремляются молекулы азота. Эта теория не имеет абсолютных доказательств, но на практике при значительных перерывах (более 60 суток) в погружениях водолазам и кессонным рабочим рекомендуется постепенно увеличивать глубину: сначала погрузиться на 30 метров, в следующую смену на 40 и т.д. Считается, что тем самым часть газовых зародышей схлопывается (закон Бойля-Мариотта: чем больше давления, тем меньше объем) и образование газовых пузырьков затрудняется.

В конечном итоге факт остается фактом: острая ДБ у человека возникает при всплытии с глубины менее 10 метров (естественно после длительном нахождении под повышенном давлении), а в стакане чистой воды (человек на 65% состоит из воды) помещенном под давление в несколько сотен атмосфер после 2-суточной экспозиции и быстрой декомпрессии газовых пузырьков нет.

Где образуются газовые пузырьки и какова их судьба в организме? Прежде всего, они образуются в межклеточной жидкости и в венозной крови, так как именно здесь больше всего содержится азота. Если их не очень много, то они внешне не проявляются (бессимптомное газообразование) или вызывают поражения (боли в суставах, кожный зуд и т.д.), характерные для легкой формы острой ДБ. В большинстве случаев через 3-6 часов после декомпрессии они не определяются ультразвуком в венозном кровотоке. Часть из них растворяется, часть закупоривает мелкие сосуды, нарушая доставку питательных веществ и кислорода к определенному участку ткани (например, при закупорки гаверсовых каналов нарушается питание кости), другие воздействуют на форменные элементы крови (эритроциты, лейкоциты, тромбоциты) и внутренние стенки сосудов. Значимый вред для организма венозные газовые пузырьки приносят при систематическом возникновении, что обычно бывает у неустойчивых водолазов, и проявляется он хроническими декомпрессионными расстройствами. При больших пересыщениях газовые пузырьки могут образоваться в артериальной крови, что очень опасно, ведь один пузырек может закупорить важный сосуд, приведя к тяжелым последствиям (тяжелая форма острой ДБ). К счастью, пересыщение, приводящее к образованию артериальных газовых пузырьков, может возникнуть только при грубом нарушении режима декомпрессии и встречается редко.

Симптомы (признаки) декомпрессионной болезни. Тяжелые формы декомпрессионной болезни (shock), приводящие к смерти или инвалидности (чаще всего различные параличи), встречаются сейчас лишь в аварийных ситуациях. Такая форма декомпрессионной болезни относительно редка у аквалангистов-любителей и в статье мы не будем касаться этого вопроса.

Типичными проявлениями острой декомпрессионной болезни легкой степени тяжести (bends) являются кожный зуд, боли в суставах, мышцах и костях, неловкость при движении, сыпь на коже, изменение чувствительности кожных покровов (чувство онемения или 'ползанья мурашек'), учащение пульса и дыхательных движений, а также умеренно выраженная слабость, желание отдохнуть, полежать.

Кожный зуд обычно возникает через 5-15 минут после окончания декомпрессии. Чаще всего зуд ощущается на лице и на внутренних поверхностях рук и ног. В большинстве случаев через 40-60 минут кожный зуд проходит самостоятельно.


Боли возникают, как правило, не остро, а постепенно, исподволь, на фоне общего недомогания. Чаще всего поражаются коленные суставы, затем плечевые и локтевые. Боли отмечаются в одном или нескольких суставах, преимущественно несимметричных. Бывают случаи, когда аквалангисты не придают значения этим болям, связывая их с травмой, которую получили под водой (ударился о твердый предмет, столкнулся с коллегой-аквалангистом и т.д.). Костно-суставные и мышечные боли могут быть ноющего, тянущего, рвущего или сверлящего характера и усиливаются при активных и пассивных движениях. Интенсивность их, как правило, невелика и может изменяться. В области больного сустава иногда отмечается припухлость, редко изменения цвета кожи и сыпь. Отметим, что указанные симптомы появляются в течение 1-2 часов после выхода на поверхность, но могут проявиться через 12 и более часов. Раннее появление болей свидетельствует о более тяжелой степени болезни.

Помните, что симптомы острой декомпрессионной болезни могут появиться у дайверов, совершивших погружение под воду без каких-либо нарушений, с точным соблюдением режима декомпрессии. Это обусловлено различной устойчивостью людей к декомпрессионной болезни.

Условия, способствующие возникновению декомпрессионной болезни при плавании с аквалангом. Наиболее часто развивается декомпрессионная болезнь при неправильном выборе и несоблюдении режимов декомпрессии. Ваш инструктор поможет выбрать оптимальный для данных условий режим декомпрессии с учетом следующих факторов: предполагаемая глубина погружения и время нахождения на ней; степень тяжести физической работы, которая будет выполняться под водой; волнение моря и температура воды, индивидуальная устойчивость аквалангиста к декомпрессионной болезни. Важно четко соблюдать выбранный режим. Запрещается пропускать остановки. Точность удержания глубин остановок должна составлять не более + 1 метра. Использование декомпрессиметра облегчает эту задачу, но правильность соблюдения режима все равно зависит лично от каждого дайвера.

В практике подводного плавания встречаются случаи неправильного выбора режима декомпрессии при повторных погружениях. Необходимо помнить, что при выборе режимов декомпрессии для повторных в течение суток спусков, ко времени нахождения под водой каждого последующего спуска прибавляют время нахождения под водой предыдущих спусков. Это связано с тем, что растворившийся азот не успевает выйти из организма за время между погружениями. Следовательно, длительность декомпрессии второго и последующих погружений на одну и ту же глубину, должна увеличиваться по сравнению с первым погружением. Зарубежный декомпрессионные таблицы учитывают величину остаточного азота в организме и позволяют более точно учитывать его при планировании повторного погружения.

Лица, болевшие острой декомпрессионной болезнью при полном соблюдении правильно выбранных режимов, и желающие после успешного лечения продолжить занятия подводным плаванием, должны учитывать факт низкой устойчивости к декомпрессионной болезни и использовать удлиненные режимы декомпрессии.

Несоблюдение режима декомпрессии встречается у неопытных аквалангистов-любителей при погружении на глубину 40-45 метров и появлении симптомов наркотического действия азота ('глубинное опьянение'). Возникшая эйфория приводит к неадекватным действиям под водой, в том числе к безостановочному всплытию.

Нарушение режима декомпрессии имеет место при израсходовании запасов воздуха, в том числе и аварийного. Аквалангист вынужден быстро всплыть. При этом к развитию декомпрессионной болезни часто добавляется баротравма легких (о предупреждении баротравмы легких и наркотическом действии азота читайте в следующих номерах журнала).

Существуют факторы, провоцирующие развитие острой декомпрессионной болезни. К ним относятся выполнение тяжелой физической нагрузки после погружения; прием алкоголя до и непосредственно после погружения; использование авиационного транспорта (самолеты, вертолеты) в короткий промежуток времени после подводного плавания.

Предупреждение декомпрессионной болезни. В целом профилактика декомпрессионной болезни сводится к исключению превышения величины допустимого пересыщения организма азотом и вышеперечисленных условий, способствующих появлению газовых пузырьков.

Режим декомпрессии должен выбираться с учетом всех факторов, действующих на аквалангиста. Для определения индивидуальной чувствительности к декомпрессионной болезни желательно в период обучения совершить 'погружение' в барокамере по специальному режиму ('глубина' 30 м, экспозиция 60 мин, декомпрессия 63 мин) с ультразвуковым контролем венозного кровотока после окончания декомпрессии. При выявлении низкой устойчивости и желании заниматься подводным плаванием необходимо пройти курс (по 1,5 часа в течение 5-7 суток) повышения устойчивости организма к декомпрессионной болезни. В настоящее же время практически одни и те же режимы используются молодыми и пожилыми, женщинами и мужчинами, аквалангистам находящимся в различном функциональном состоянии (после болезни, в состоянии утомления и переутомления, в различные периоды менструального цикла и т.д);

При медицинском обеспечении погружений аквалангистов желателен ультразвуковой контроль декомпрессионного газообразования;

Вблизи проведения погружений должна находиться барокамера, предназначенная для проведения лечебной рекомпрессии (основной и единственный метод радикального лечения декомпрессионной болезни);

После погружения не рекомендуется заниматься тяжелым физическим трудом (спортивная тренировка, интенсивное использование тепловых процедур (баня, сауна и т.д.) в течение 8 часов;

Прием алкоголя до погружения может привести к неадекватному поведению под водой, а после - скрыть симптомы декомпрессионной болезни (обезболивающий эффект алкоголя). Последнее приведет к неоправданной задержке лечения. Тем самым заболевание легкой степени может перейти в более тяжелое. Отметим, что лечение тяжелой декомпрессионной болезни включает 24-72 часовое нахождение в барокамере и не всегда приводит к полному выздоровлению, не говоря уже о том, что это очень дорогое удовольствие;

Полет на самолете (в салоне на высоте происходит снижение давления до 0,75-0,8 атм; при аварийных ситуациях падение давления более значительное) приводит к уменьшению парциального давления кислорода и снижению растворимости индифферентных газов, что вызывает у дайверов, имеющих остаточное пересыщение тканей, дополнительный переход азота из растворенного состояния в свободное. В конечном итоге такое снижение давления способствует формированию патологических газовых пузырьков и нарастанию гипоксии, что провоцирует развитие острой ДБ. Поэтому полеты разрешены через 24 часа после погружения, не потребовавшего проведения ступенчатой декомпрессии, через 48 часов после погружения с проведением ступенчатой декомпрессии и через 72 часа после многократных погружений в течение суток. При развитии декомпрессионной болезни полет на самолете может резко ухудшить состояние пострадавшего.

При плохом самочувствии после подводного плавания обратите внимание врача на то, что вы недавно находились под повышенным давлением. А при возможности проконсультируйтесь с врачом-спецфизиологом. Конечно, плохое самочувствие может возникнуть и по каким-то другим причинам, не связанным с декомпрессионной болезнью, но в данном случае лучше перестраховаться, чтобы не затянуть начало лечения этой коварной болезни.

Всегда ли надо лечить декомпрессионную болезнь легкой степени тяжести в барокамере? Опытные любители подводного плавания знают - в большинстве случаев все симптомы легкой формы ДБ постепенно исчезают, не оставляя, казалось бы, никакого следа. Но это обманчивое впечатление. Поэтому проведение лечебной рекомпрессии при острой декомпрессионной болезни необходимо всегда, так как, во-первых, эти симптомы могут быть предшественниками тяжелой формы декомпрессионной болезни, задержка лечения которой может привести к непоправимым последствиям. Во-вторых, нелеченная декомпрессионная болезнь легкой степени тяжести вызывает повреждения тканей и органов, которые в последствии способствуют развитию патологии сердечно-сосудистой, нервной и костной систем (хроническая декомпрессионная болезнь). Отметим, что в СССР проведение лечебной рекомпрессии у военных водолазов проводилось в каждом случае острой ДБ (тогда еще не считали материальные затраты на проведение столь дорогостоящего мероприятия). Иногда даже перестраховывались и проводили лечебную рекомпрессию в сомнительных случаях (боль в суставе через сутки после водолазного спуска из-за механической травмы или из-за газовых пузырьков?). Сейчас лечение ДБ у дайверов зачастую проводят в кислородных барокамерах (максимальное давление 3 атм). Это имеет определенный смысл, так как водолазных барокамер в стране не так уж и много и сосредоточены они, в основном, в морских городах. Кроме того, на западе для лечения легких форм острой ДБ используют значительно меньшие величины давления, чем у нас. Объективных данных о преимуществах того или иного подхода к лечению ДБ нет и поэтому сравнить их трудно. Важно одно, использование кислородных барокамер для лечения ДБ это лучше чем ничего, а учитывая их достаточно разветвленную сеть в медицинских учреждениях, видимо за ними приоритет (только если нет декомпрессионных барокамер!). Другое дело, что оксигенобаротерапевты плохо знакомы с водолазной патологией и порой проводят при ДБ обычные сеансы. Разработка принципов оказания помощи при острой ДБ легкой степени тяжести в кислородных барокамерах одна из важных задач ближайшего будущего.

В связи с развитием дайвинга появилась еще одна медицинская проблема - отсроченное лечение острой ДБ (ныряние происходит в теплых морях, а лечиться летим в Россию). Сегодня мы не будем вдаваться в подробности этого процесса. Многое здесь еще неясно, но в любом случае при подозрении на декомпрессионную болезнь, даже через несколько суток после последнего погружения, обратитесь к врачу-спецфизиологу. Здоровье дороже.

кондитерская Славишна
заказные торты - незабываемый праздник
(кондитерская Славишна - торты на заказ в Москве)